ТАРКОВСКИЙ ОТКРЫЛ МНЕ КОСМОС В ПРОФЕССИИ



Маргарита Терехова – звезда советского кинематографа. Она снималась у лучших режиссеров и сыграла практически со всеми лучшими артистами. Муза многих, яркая артистическая личность, Маргарита ТЕРЕХОВА вдохновляла советских режиссеров на новые вершины в профессии. Богатейший актерский инструментарий, глубокое понимание искусства и верность ему во всех обстоятельствах поставило Маргариту ТЕРЕХОВУ в ряд выдающихся актрис страны.

С МАРГАРИТОЙ ТЕРЕХОВОЙ беседовал писатель Игорь Бармин.

- Маргарита Борисовна, вы снимались у Тарковского. Расскажите о нем.

- Тарковский открыл мне космос в профессии. Конечно, я постоянно училась, работала над собой, много снималась до «Зеркала», многое умела, но Андрей вывел меня в новое измерение, до того мне неведомое. Тарковский был Художником, великим режиссером. Он понимал и чувствовал искусство, как никто, и всегда был для нас загадкой. «Почему надо так, а не иначе?» - он часто не объяснял. Просто говорил - «Делай так!.» И ты, не сразу, но спустя время, понимала, что так и надо было делать, что это гениально! Мне рассказывал Банионис, как он вначале не верил Тарковскому на «Солярисе». - «Ну что это!?» (Показывает) Встань так! Посмотри сюда! Не шевелись!..Что это за кино такое?..» И до премьеры «Соляриса» он пребывал в скепсисе. Но вот фильм был смонтирован, первый просмотр, фильм закончился, зажгли свет… И Банионис подошел к Тарковскому, поклонился и попросил прощения, признавшись в своем скепсисе. Он был потрясен картиной!

-  Насколько трудно было сыграть две роли в «Зеркале» - мать Андрея Марию Ивановну в молодости, и его первую жену Ирму?

- Андрей постепенно вводил меня в образы. Я знакомилась с Марией Ивановной, смотрела фотографии ее и его отца, большого поэта и переводчика Арсения Александровича, слушала рассказы о семье…Андрей учил меня не играть, а жить. В этом восстановленном доме в Ивановской области, которым Андрей гордился, что ему это удалось его воспроизвести полностью (а дом, который мама арендовала, был разрушен) и где они с сестрой Мариной проводили каждое лето в детстве, Андрей, наверное, снял лучшие поэтические эпизоды.

- Он ведь предполагал снимать вас и в «Жертвоприношении», в роли жены главного героя?

- Меня не выпустили к нему в Швецию на съемки. Как и Толю Солоницына, который должен был играть в главной роли.  На дворе еще стояло советское время. Андрей, хоть и был удовлетворен своими шведскими актерами, это были профессионалы высокого уровня, команда Бергмана, с самого начала думал о русских артистах и представлял их в картине. В итоге главных героев сыграли Эрланд Юзефсон и Сьюзен Флитвуд.

-  Есть довольно малоизвестная картина 1979 года с вашим участием – «Кто поедет в Трускавец» режиссера Валерия Ахадова. Он этнический таджик, и картина была сделана на «Таджикфильме». Я знаю, что на съемках он полностью доверился вам, вашему умению и художественному вкусу. Вы набирали артистов, пригласили Кайдановского и Гринько…

-  В действительности это я с самого начала пробивала эту картину. Я считала, и сейчас так думаю, в Советском Союзе снималось мало фильмов о любви. В частности, о любви мужчины и женщины. И я нашла режиссера и финансирование на «Таджикфильме». Узнав, что это я продвигаю картину, да еще и сама снимаюсь в главной роли, начальство этой студии было счастливо! Помогали, чем могли. Они собрали мне самую талантливую группу.

- У моей старшей сестры долгие годы этот фильм был любимым! Особенно интересен прием с закадровым комментарием героя к собственным действиям. Поступает так, а думает по-другому. Это ведь и советская психология, хотя в фильме она в контексте романа…

-  Закадровый мысленный комментарий придумала я. Потом мы его использовали в фильме «Давай поженимся» с Юрием Назаровым.

- Что было интересного на съемках «Трускавца»?

-  Фильм снимался, в основном, на студии, все шло спокойно, пока не случился совершенно неожиданный драматический момент!

-  Какой?

-  В эпизоде, когда мы с Сашей Кайдановским обнимаем друг друга! (Смеется) Саша навалился на меня сверху и просто вдавил в диван! Уже поставили свет, щелкнула хлопушка, идет съемка…А Саша просто вдавливает меня, он большой, я не могу ни дышать, ни вымолвить слово…Идет время, Кайдановский смотрит куда-то в сторону… Я уже синею! И тут я захрипела! Саша наконец посмотрел на меня, все увидел, мгновенно вскочил…

-  Испугался?

- Испугался страшно! Наш бесстрашный Кайдановский! Вся съемочная группа была перепугана! Вот в таком безобидном эпизоде могла произойти трагедия! Вдобавок потом бы говорили – «Кайдановский задушил Терехову в постели!» (Смеется)  Кино – опасная профессия!

-  На рубеже тысячелетия был опрос о лучших киноактерах Советского Союза. В результате голосования на первом месте оказались двое – Кайдановский и Смоктуновский…

- Они были гениальными актерами и людьми. Их инструментарий необычайно богат. И тот, и другой были способны к тончайшим оттенкам эмоций, обладали удивительной актерской магией и мощной энергетикой.

-  Почему вы не снимаетесь в новых телесериалах?

-  Игорь, я все понимаю, но чувство уважения к искусству запрещает мне участвовать в этом! То, что сейчас снимается – не искусство, это мыло. Я не могу переступить себя и броситься зарабатывать деньги таким образом. Играю в театре Моссовета. Приходите на спектакль!

-  Спасибо! Расскажите, пожалуйста, о вашем фильме «Чайка» по Чехову, где вы и режиссер и продюсер. В этом фильме вы играете Аркадину, там участвует и ваш сын…

-  Есть замечательное хокку нашего поэта Михаила Бару -  «Читали мои глаза много замечательных книг, И вернулись к вам,  чеховские рассказы»… На мой взгляд, фильм получился. Единственное – актриса, которую я планировала на роль Аркадиной, запросила очень высокий гонорар, и ее роль пришлось взять мне. А это не моя героиня. На съемках я преодолевала себя. Надеюсь, это было незаметным.

-  Незаметным совсем! (Улыбаются оба) Зал после фильма долго аплодировал, зрителям картина понравилась. Там живет искусство.

-  Приятно это слышать.

-  Прибыв к нам, вы с радостью приняли приглашение посетить самую старую в Пруссии церковь…

-  Я считаю, каждый человек должен прийти к вере. Мы, мое поколение родились и прожили большую часть жизни в атеистическом государстве. Это было государство жестокое, оно подавляло волю людей. Не было такого преступления, которое бы это государство не совершило. И почти все лучшее в нем создавалось вопреки, а не благодаря ему. Это безумие должно было когда-нибудь закончиться. Я рада, что это случилось. Да, сейчас тоже трудная жизнь, в новой России много родимых пятен от старого государства, но все храмы открыты и можно слышать колокольный звон. Человек не может нормально развиваться, просто быть честным без Бога. Ведь вера – это когда человек ощущает себя постоянно открытым перед лицом Неба. Он не может совершить плохого поступка, если понимает, что Бог видит его каждую секунду. И если у него есть талант к чему-то, он ответственен за него вдвойне.

-  Что есть по-вашему талант?

-  Талант – это повышенная энергия, Божий Дар. И если человек не направляет свой талант к Богу, талант может уничтожить его самого. Сколько примеров гибели талантливейших актеров и режиссеров у меня перед глазами! У них не было веры, никто не открыл им эту главную часть жизни. И они страдали всю жизнь, стремительно двигаясь со своим талантом по жизни обходными путями и упираясь в тупики. А выход был – к Небу, к вере в Бога.

 

 

 

 

 

 

 

04 Авг 14:52