РУССКАЯ  КУЛЬТУРА  БЕЗДОННА



СЕРГЕЙ ОВЧАРОВ –  уникальный российский режиссер. Уже первым своим  фильмом,  короткометражной  «Нескладухой» он поразил метров отечественного кино. «Небывальщина», «Левша»,  «Барабаниада» стали классикой, яркой страницей национальной культуры. Фильм «Фараон» победил на Берлинском кинофестивале, получив «Золотого Медведя». СЕРГЕЙ ОВЧАРОВ – лауреат множества премий, включая премии Анри Ланглуа, «Золотой Орел», «Лучший режиссер года» и др. Но каждая картина СЕРГЕЯ ОВЧАРОВА, опережая время, по разным причинам доходила до зрителя с трудом. Так продолжается до сих пор. 

С режиссером побеседовал писатель Игорь Бармин  

- Сергей Михайлович, как выжила «Небывальщина»?

 - Чудом! Сначала долго не утверждали сценарий. Доходили слухи, что фильм не разрешат. Что-то не нравилось начальству. Объяснять ничего не объясняли, но в общем, можно было понять, почему. Они чувствовали свободный дух фильма своим чиновничьем нутром, не хотели проблем. Но мы готовили картину. Полуподпольно, можно сказать. Собирали и шили одежду. Амельченков рисовал проекты этих деревянных машин для Бобыля. Ольга Баранова набирала группу и готовила материалы. Начальство не говорило прямо «да» или «нет». Предлагали переписать сценарий, придираясь к отдельным эпизодам. Я переписывал сценарий пятнадцать раз! На бесконечных худсоветах им не нравилось то одно, то другое. Выматывало это страшно.

- И вы решились?

- Не в силах больше ждать окончательного разрешения, загрузили реквизит и поехали.

 - На Валдай?

 - Да, там была лучшая натура. На свой страх и риск. Вдруг вижу – бежит за автобусом девушка-секретарь с «Ленфильма». Бежит и машет какой-то бумажкой, кричит… «Запретили!..Запретили!..» А мы ей в ответ – «Да! Пока! Спасибо!» (Смеется) «Пока-пока! Увидимся!» Машем в ответ, как бы прощаясь, получив благословение.

 - Это был решающий момент?

 - Конечно! Лето на Валдае, в полях и деревнях, без нормальной связи…На «Ленфильме» многие толком не знали, где мы. Кстати, один из эпизодов мы снимали в деревне, которая раньше называлась Небылица! Мы вернулись, сделав вид, что ничего не знали.  Но у нас уже были тысячи метров отснятой пленки! Что им оставалось делать? Скрежеща зубами, стали терпеть.

 Позже, когда мы доснимали эпизоды, на съемках  Масленицы никак не удавалось рассмешить народ. И тогда мы стали рассказывать анекдоты под камеру. Начали безобидными, но в конце концов дошли до нецензурных. И люди захохотали! Но нашелся какой-то стукач. И он  сообщил на студию, что Овчаров и съемочная группа развращают местных жителей. Но за «Небывальщину» заступался Лихачев, это нам очень помогло.

 - Как нашли Кузнецова на роль Незнама? Он ведь блестяще сыграл. Не сыграл, а прожил. По Тарковскому…Кстати, ваш учитель Глеб видел Панфилов был в восторге от «Нескладухи» и рассказывал о ней Тарковскому…

 - Я знаю! Саша был актером Щукинского училища. Профессию артиста он выбрал не сразу, до того бросил авиационный институт. Когда мне его показали, я понял, что лучшего мне не найти. Вдобавок он был неизвестен широкому зрителю, что для нашего фильма было важно…Потом Саша прекрасно сыграл  «Джека Восьмеркина.»

 -  Вы открыли для кино и Булдакова, и Усатову, и Полунина…

- Их судьба открыла. А я был инструментом. Саша прекрасно справился с ролью. У него ведь там было две противоположных позиции – наив и опыт. Наив Незнама он вообще сыграл восхитительно.

 - Жаль, что он эмигрировал в Америку…

 - Голливуд, как пылесос, до сих пор вытягивает таланты по всему миру. Он был феноменальным артистом – и по фактуре и по духу, по энергетике. Конечно, ему место было здесь – он национальный артист. Русская культура бездонна. Но трава на том берегу всегда зеленее. И он уехал.

 - Долго не утверждали Усатову…

 - Ольга Баранова нашла Усатову в студенческом театре. Но на худсоветах мне постоянно говорили, что Усатова – не красавица. А героиня должна быть такой. Как я с ними спорил! В конце концов мы в гримерной сделали Нине макияж, выщипали брови, уложили волосы по-новому и такой показали худсовету. Они открыли рты. И Нину утвердили.  Потрясающий человек и актриса!

- Удивительным образом «Небывальщину» показали у нас в ночной программе «Для тех, кто не спит» году эдак в 1985…

- Я слышал. И не только у вас.  По большому счету фильм ведь безобидный, ну, сказка и сказка. У «Небывальщины» обнаружились преданные фанаты, как сейчас говорят. Они двигали фильм.  Непостижимым образом фильм шел к зрителю! Что-то оказалось в картине, очень близкое для народа, люди сразу влюблялись. Сейчас вот есть отреставрированные копии, и я даже не знаю, кто и где их делал. Есть среди них одна, вообще потрясающая. Фильм там весь светится и золотится, красивый небывало (смеется), и при этом ничто в строе и цвете картины не повреждено. Невозможно оторваться! Кто это сотворил?

   - Какова роль Юрия Борисовича Мамина?

   - Мамин ополчился на меня сразу! Чем я ему не понравился, не знаю. Ругал «Нескладуху» что есть силы! И даже в своем «Фонтане» вспоминал о «Небывальщине» устами героя, мол, только летают, ничего другого придумать не могут!

   - Судьба догнала его…

   - Я не судья ему. По идее, собрат по профессии, очень талантливый, должен как-то все понимать… Его короткометражка «Праздник Нептуна»  шла в Ленинграде в канун Нового Года во всех кинотеатрах, и народ ломился, залы были полны, что было неслыхано в те годы…Но как-то зацепил я его. И он, очень разговорчивый человек, всюду, где только мог, вспоминал меня…(Улыбается)

 - Одержание вами?

 - Ну, не знаю! (Смеется) Я не пробовал с ним говорить, и он ко мне не стремился. Когда видел меня, отворачивался.

  - А ведь тоже страдал от цензуры! И ведь теперь, сколько лет хочет, но не снимает!

  - Дай Бог ему!

  - Слышал, сейчас он готовится приступить к съемкам в Америке, куда уехал к дочери. Фильм о Джойсе. И деньги, кажется, дают ирландцы.

  - И хорошо!

  - А как Ваш «Конек-Горбунок»? И «Гамлет»?

  - Это фадо какое-то! Все написано и переписано по нескольку раз. Сценарии давно готовы... Но  в бытность Мединского, который не жаловал Петербург и «Ленфильм», ничего не работало. Надежда есть, но все непросто. Наша беда, беда вообще кинематографистов, что для  картины нужны деньги, часто немаленькие. А с возвратом всегда неясность.

  - Расскажите, как «Фараон» получил «Золотого Медведя» на Берлинском кинофестивале?

  - Самые темные годы! Но немцы смогли оценить! Собственно, это были и не немцы, жюри состояло из разных людей. Денег после «Барабаниады» на новую картину не было, и я засел за рисунки. У нас появился первый хороший компьютер, я решил поэксперементировать. Сделал четыре анимационных фильма. Один из них, «Фараон», «выстрелил» таким образом. Однако в России его почти никто не увидел.

  - Да, опять же, время было такое! Лучшее и есть, да не доберешься!..

  - Для России это стало нормой еще при Романовых, а при большевиках усилилось. Народ к этому привык.

  - Почему Минкульт не помогал студии?

  - Они хорошо понимали, кто их враг. Не прямой враг, но тем не менее. «Ленфильм» всегда отличался свободомыслием, как и весь Петербург. И понятно, почему мне, и Саше Сокурову, и тому же Мамину не давали финансирования. Мы для них опасны. Слишком свободны.

  - Вы работали с Роланом Быковым. Быков был гением, сейчас это ясно. Конечно, о нем недостаточно говорят и пишут. Расскажите, как было.

   - Да, Ролан был феноменален! Фейерверк, Солнце и Луна в одном лице! Он был действительно гениальным артистом и человеком. Помните его Башмачкина в «Шинели» Козинцева? Это невообразимо! Представитель какой-то другой планеты!

 Вот картинка. На съемках «Оно». Захожу в домик, где мы грелись. Лежит Ролан. В кровати, под одеялом, в шапке. Лежит и стонет. «Что такое, Ролан Антонович?» Хрип. «Что, что случилось?» Сквозь хрип, едва слышно – «Заболел…Температура сорок!..» - «Сейчас же скорую вызываем!» Все засуетились, телефон… - «Не надо!..Не надо!..» - «Что делать?» Сквозь хрип: « Мне платят только по четвертой категории…» - «Но это не я, Ролан Антонович…Это начальство…» - «Я не буду дальше сниматься …» - « Почему?» - «Не буду сниматься…За такие деньги…Поставь шестую!» ( Это была самая высокая категория ) «Ну хорошо, Ролан Антонович! Сделаю! Разобьюсь, но сделаю! У меня ведь нет выхода. Где я такого, как вас, найду?»  Миг – и Быков откидывает одеяло. Он одет, в телогрейке и валенках! Хвори как не бывало! Вскочил, смеется. «Ты обещал! Обещал! Слово назад не возьмешь. Я тебя знаю!» (Смеется)

   - Заплатили?

   - Конечно! Пришлось постараться. Но все оказалось легче, чем я предполагал. У Быкова тогда было две семьи. Все это хозяйство требовало расходов.

  - Его пасынок Санаев – сейчас известный прозаик, написал бестселлер…

  - Да, это талантливая вещь! Но такой мемуар пишется один раз. Повторить невозможно.

  - Как возник замысел «Сада»?

  - Я хотел снимать другой фильм. Но как-то раз дома посмотрел на книжную полку. Взгляд остановился на томике Чехова. Взял в руки, открыл. И понял, что ничего, кроме «Вишневого сада» я снимать не буду! Это было для меня настолько точно… сам был сильно удивлен!

  - Получился гениальный фильм, шедевр!

  - Это вы так считаете! Сколько глупостей я выслушал! Даже агрессии от дураков. Для них Чехов – икона, портрет в школьном кабинете. Думаю, Антон Палыч меня бы понял.  И его некоторые критики обзывали  бездарным графоманом,  растлевающим молодежь. Сам Чехов называл «Сад» комедией.

   - Да это и надо было так снимать, это же бурлеск! А как сыграли! Ясулович удивительный! И еще это очень красивая картина. Эстетическое чудо! У нас и вспомнить некого, кто бы так умел. Разве что Германа, но он мрачноват. Сокуров…Я пересматривал «Сад» много раз. Какая-то благодать там есть, несмотря на грустный сюжет... Искрится, поет энергией фильм!...

  - Попробуй объясни это в передаче Гордона, где он показывал «Сад». И собрал агрессивных фанатов Чехова всех вместе.

  - Время все расставляет по местам. У меня уже десятки человек спрашивали, где посмотреть хорошую копию  «Сада»…В интернете есть, но средненькая. А они понимают, сейчас все «знатоки», что ваше кино нужно смотреть, как Тарковского, в отличном качестве, потому что важна каждая деталь! Как всегда, Сергей Михайлович, нет пророка в своем отечестве! То же самое было и с «Рублевым», и с «Зеркалом»!.. Но немного времени – и все проясняется…Кстати, чиновники все же что-то чувствуют…В 2016 году дали Вам орден  «За заслуги перед Отечеством»…

   - Да, второй степени! Как в известной байке: «То ли Отечество второй степени, то ли заслуги …» (Смеется) На «Кинотавре» ко мне подошел интеллигентного вида мужчина. «Извините, вы – Овчаров?» - «Да, это я». «Простите меня!» И встает на колени. «Простите! Мне говорили про вас, что вы черный, заросший по пояс огромный мужик с бородой, ваша цель – разрушить Россию и ее классику на американские деньги! Но меня обманули!..Простите!» Чего не бывает!..

 - Сергей Михайлович, а будет ли «Невидимый град Леденец»? Я знаю замысел, знаю, что готов сценарий…Это потрясающе! Если бы только этот фильм был снят!..

  -  Целое созвездие моих артистов готовы сняться в этом фильме! С такими, как они, и «Колобка» можно сделать шедевром.

  - А правда, ваш «Гамлет» о том, как вор в законе пересказывает внуку бессмертную пьесу Шекспира на криминальном языке, а внук представляет в картинках?

 - Да! (Улыбается)

  - Люди удивляются, откуда в ваших фильмах столько света и жизнеутверждения. Эта светлая сила мощно искрится даже в «Барабаниаде» и в «Оно» по Салтыкову-Щедрину, несмотря на то, что там вы снимаете о грустном…

  - У любого человека все идет из детства. У меня было очень счастливое детство. На юге, в Ростове на Дону, на южных морях…Родители меня очень любили. Наверное, оттуда!

 - Дай Бог, чтобы Ваши замыслы сбывались! Ваш кинематограф, Сергей Михайлович, без всякой лести, – национальное сокровище! Пусть скорее начнутся новые съемки! Все заждались уже!

 - Спасибо! Я надеюсь.

  

 

 

 

 

 

 

29 Мая 12:02